3 августа 2016 года исполком ФФМ единогласно утвердил Пьяных В.Д. в должности Куратора Комитета арбитров г. Мариуполь!

3 августа 2016 года исполком Федерации Футбола г. Мариуполь единогласно утвердил Пьяных Владимира Дмитриевича в должности Куратора Комитета арбитров г. Мариуполь!

 

П'яних Володимир  Дмитрович – арбітр FIFA, спостерігач арбітражу Премьер-Ліги України. Легенда ФК”Шахтар” (м. Донецьк).

 

Дата народження: 05.02.1951

Освіта: Вища, Донецький державний університет

Регіональні змагання - 1999

ДЮФЛ та Аматори України - 2000

Друга ліга - 2000-2001

Перша ліга - 2002-2003

Прем'єр-ліга - з 2004 

 

Владимир Пьяных — личность в донецком футболе легендарная. В течение десяти с лишним лет он цементировал оборону «Шахтера», завоевав с командой два «серебра» и «бронзу» чемпионатов Союза. А затем пришел к подножию судейского олимпа и сумел взойти на вершину — стать арбитром ФИФА.  Владимир Пьяных возглавлял Комитет арбитров ФФДО с 1999 года, инспектирует матчи Премьер-лиги.

Интервью корреспондента «Донбасса», который побеседовал с Пьяных Владимиром  в его рабочем кабинете в областной Федерации футбола 06.02.2011 г. :

— Владимир Дмитриевич, 60 лет в Украине для мужчин — пенсионный возраст. Но вы, судя по всему, на покой не собираетесь...
— (Улыбается). Нет, покой мне только снится. Буду смотреть по самочувствию — пока есть здоровье и силы, нужно работать.

— Сколько вы уже лет в футболе?
— С 1962 года, когда пришел в группу подготовки «Шахтера».  А в 1970 году, при Войнове, дебютировал в основном составе. Первый матч, помню, был с тбилисским «Динамо», а играть мне пришлось против самого Славы Метревели. Вот такие у меня «связи» с тбилисцами — и дебют в «Шахтере», и самый важный гол в карьере — в финале Кубка СССР 1980 года.

— А тот знаменитый гол действительно «стоил» пять тысяч рублей?
— Я был очень дружен с Давидом Кипиани еще с 1968 года, когда мы вместе играли за юношескую сборную. И когда тбилисцы после проигранного финала приехали в Донецк на матч чемпионата, мы встретились, обнялись, и он спросил: «Володя, сколько вы получили за Кубок?«. Я говорю: «Рублей по пятьсот». А он мне: «Я бы тебе дал пять тысяч, только бы ты не забивал тот гол». Оказывается, Шеварднадзе пообещал каждому игроку за выигрыш Кубка по «Волге» в подарок. «Ну, извини, Давид, так уж получилось», — отвечаю в шутку. А если серьезно, то даже если бы действительно мне до игры предложили пять тысяч, чтобы не забивал, я бы не согласился. Пять тысяч потратишь, а звание обладателя Кубка СССР остается навсегда.
Подрался с Газзаевым, чтобы подружиться

— Вы — из плеяды тех «суровых» донецких защитников, которых все боялись...
— У нас все были бойцы как на подбор, поэтому — да, боялись и уважали. Соперники в Донецке говорили: как увидишь этот террикон, там коногонки горят, каски виднеются — так уже страшно. А тут еще вы как понесетесь...

— А правда, что вам кто-то сказал — мол, кроме подкатов, ничего не умеешь?
— Да, это Валера Газзаев. Он так говорил после случая на сборах, когда мы подрались. В ходе спарринга с «Динамо» я жестко «подкатился» под него, ему показалось, что чересчур жестко. Я встал и пошел себе, а он догнал и сзади ударил. Ну, я развернулся, и в ответ как двинул! Его удалили, а мне только желтую дали. После игры он еще чего-то там «прыгал», я ему говорю: «Хочешь — пойдем разберемся». Нас, конечно, разняли. Тогда он мне это сказал, а я ему ответил: «А ты что умеешь? Что-то не помню, чтобы ты хоть раз забил «Шахтеру». И с тех пор в Москве он против «Шахтера» играл, а в Донецк несколько лет приезжать боялся — думал, я ему буду мстить. Потом, конечно, помирились. Когда я уже стал арбитром, а он — тренером, при встрече обнимались. Правду говорят: чтобы подружиться, нужно сначала подраться.

— У вас был технический прием, которым владели немногие — вбрасывание аута аж в центр штрафной соперника. Откуда это взялось?
— Как-то приехала комиссия из Москвы, мы сдавали нормативы по физподготовке с мячом. И у меня получилось запустить его в штрафную. Сальков это увидел и говорит: будем использовать. Ну еще бы — имея Старухина в составе! Несколько мячей после моих аутов «Шахтер» забил.

— Владимир Сальков как-то говорил, что Пьяных на сборах мог после тренировки бежать километров двадцать. Почему же вы при таком здоровье так рано закончили — всего в 32 года?
— Носов стал больше доверять молодежи, решил, что пришла смена, и мне уже достаточно. Нам с Юрой Дегтяревым сделали проводы, но я еще год выступал в Горловке за местный «Шахтер» — потому что не наигрался. Мог бы «попылить» еще, сейчас вон защитники до сорока бегают. Но у нас тогда, считаю, были нагрузки гораздо больше теперешних, и выдерживать их после тридцати становилось всё тяжелее.
Робсон сказал мне: «Донетск — вери гуд!«

— По окончании карьеры игроки, если остаются в футболе, в основном выбирают тренерский путь. Вы же стали арбитром. Почему?
— К судейству меня приобщили Евгений Канана и Владимир Положенцев. Мы вместе работали на шахте Горького, они уже судили, предложили попробовать и мне. Прошел все ступеньки, преодолевая по одной в год: «область», КФК, вторая лига, первая. В конце 1988 года дебютировал в высшей лиге на матче московского «Динамо» с «Араратом». А в 1990-м на сборах в Сочи Сергей Алимов вызвал меня и говорит: «Член партии, бывший футболист, хороший судья — в общем, учи язык, мы тебя рекомендуем на арбитра ФИФА». И год спустя я получил это звание. Так что путь от футболиста до судьи международной категории у меня получился коротким по времени, но очень насыщенным.

— Какой из международных матчей больше всего запомнился?
— Поединок Кубка УЕФА в Турции между «Коджалиеспором» и «Спортингом». За португальцев тогда играл Сережа Щербаков, а тренировал команду англичанин Бобби Робсон. После матча, завершившегося нулевой ничьей, мы встретились втроем, и Сергей представил меня: «Рефери из Донецка, моего родного города». Робсон сказал: «О, Донетск — это очень хорошо». И показал на Сергея: «Я в «Барселону», и он — в «Барселону». Тогда вовсю ходили слухи, что Робсон вот-вот возглавит каталонский клуб. Бобби, хотя и не сразу, но в «Барселону» пришел, а вот Сергею, увы, это было не суждено — через два месяца он попал в ту злополучную автокатастрофу.
Срна — настоящий «горняк»

— А как вам сегодняшний «Шахтер»?
— Мне нравится, что сейчас уже добиваются успеха за счет соединения слаженных командных действий, мастерства и желания. Каждый знает, кому что делать, когда и как. Смотрю игру «Шахтера» с удовольствием — она очень зрелищная.

— А есть какие-то моменты, которые вам не очень нравятся?
— Мне как защитнику не нравится, что при игре в линию игроки обороны, бывает, не страхуют друг друга, играют как бы каждый за себя. Я привык, что если принимаю мяч, у меня за спиной должен находиться кто-то из партнеров. Была постоянная взаимозаменяемость и подстраховка. А сейчас обыграет нападающий Чигринского или Ракицкого — и сразу оказывается перед воротами. Такая игра мне несколько непонятна.

— А как вы думаете, если бы вам скинуть годков тридцать — пробились бы в «основу» нынешнего «Шахтера»?
— По своим физическим данным и уровню мастерства — думаю, без проблем. Более того, не побоюсь утверждать, что в теперешнем «Шахтере» с успехом мог бы заиграть любой футболист «основы» команды 70-х годов. Теперь с каждым годом становится всё меньше людей, которые помнят, что такое чемпионат СССР, а ведь это был очень сильный турнир, и мы в нем в 70-х были в числе лучших.

— А кто бы смог попасть в «вашу» команду из теперешних игроков?
— Однозначно и без вариантов — Срна. У него настоящий «шахтерский» характер, он с первой до последней минуты весь в игре, видно, что всех соперников хочет «разорвать». Вижу, как Дарио не любит проигрывать, и вспоминаю нас, когда даже на тренировках «рубились» чуть ли не до крови. Нравятся также Фернандиньо, Жадсон, Виллиан, Адриано — очень хорошие игроки, но они совсем другие по стилю игры. А вот Срна — на сто процентов «наш».

— Владимир Дмитриевич, покой вам только снится. Следовательно, есть еще какие-то цели, мечты?
— Сейчас, с приходом Коллины, в лучшую сторону изменилась ситуация в нашем судейском корпусе. Вот сегодня пришло письмо — Украина наконец-то вступила в судейскую конвенцию УЕФА (показывает бумагу). Не будь его — возможно, этот вопрос еще так и не был бы решен. С его связями, авторитетом не исключено, что он добьется, чтобы кого-то из наших арбитров пригласили для обслуживания матчей Евро-2012. В связи с этим у меня есть мечта: чтобы кто-то из судей Донбасса дорос до арбитра ФИФА. Пока за всю историю такой только один — Владимир Пьяных. И я искренне хочу «довести» кого-нибудь из наших молодых судей до этого звания, чтобы он судил матчи самого высокого уровня, и ему говорили, как когда-то Бобби Робсон мне: «Донетск — вери гуд».

«Пятерка» от Старостина

— Судил я в Москве матч «Спартака» и тбилисского «Динамо». В «Лужниках» тогда было тысяч 80 зрителей, и грузины выиграли 1:0. После матча заходим в судейскую на «разбор полетов» — какую оценку выставят нашей бригаде. Мы, в общем-то, отработали нормально, но всё-таки — «народная команда» проиграла у себя дома, все вокруг ходят поникшие, смотрят уныло. А инспектором встречи был Валентин Бубукин — человек очень эмоциональный и юморной. Говорит: «Ну, что будем делать?«. И тут появляется Николай Петрович Старостин — начальник команды «Спартак», авторитет в нашем футболе непререкаемый. Подходит ко мне, крепко жмет руку и говорит: «Володя, спасибо за судейство. «Спартак» умеет проигрывать, к тебе никаких претензий нет». Только вышел — Бубукин подскакивает: «Так, всё ясно — Володя, вам за судейство пять баллов!».